Шпионы тоже играют в бейсбол: о ретро-триллере "Шпионская игра" 

01.08.2018 23:48

Шпионы тоже играют в бейсбол: о ретро-триллере "Шпионская игра" 

Картина 70-летнего режиссера-ветерана Бена Луина основана на реальных событиях — судьбе американского бейсболиста и университетского профессора Мориса "Мо" Берга (Пол Радд), который во время Второй мировой войны стал шпионом и получил крайне ответственное задание — определить возможности нацисткой Германии изготовить атомную бомбу. Для этого он должен был вступить в контакт с немецким физиком Вернером Гейзенбергом (Марк Стронг), занимающимся соответствующей "атомной" программой, и, в случае необходимости, — устранить его.

Оригинальное название ленты "Кэтчер был шпионом" указывает на позицию "ловца", которую герой занимал на бейсбольном поле во время своей спортивной карьеры, и, в определенной степени, равносильно утверждению "Убийца — доктор", которым особо нерадивый билетер может поделиться со зрителем перед началом просмотра детектива. Впрочем, "Шпионская игра" сооружена таким образом, что "вскрытие" интриги не является преградой для просмотра картины. Дистрибьютор "Артхаус Траффик" не без оснований определил ее жанр, как ретро-триллер, но, стоит отметить, что собственно триллер на экране проявляет себя намного скромнее, чем историческая реконструкция.

По сути, фильм является своеобразным биографическим исследованием и большую часть экранного времени пытается разобраться в хитросплетениях характера Мориса Берга, замкнутая сдержанность которого не всегда это позволяет.

В картине показаны почти два десятилетия жизни героя, который вначале стремится, во что бы то ни стало, продолжить свою ничем не выдающуюся бейсбольную карьеру, потом становится профессором в престижном университете, жонглируя знанием многих иностранных языков, а после вступления США в войну — становится "кабинетным" аналитиком разведывательного управления и даже шпионом.

Шпионы тоже играют в бейсбол: о ретро-триллере "Шпионская игра" 

Наряду с профессиональной карьерой в ленте показана личная жизнь героя, которую тот особо не афиширует. Эта скрытность намекает на его сексуальную "многоплановость", доказательства которой присутствуют в фильме и которая в обществе 1930-х годов, мягко говоря, не приветствовалась. Впрочем, мелодраматические усилия авторов ленты, направленные на расширения диапазона эмоций, которые вызывает Морис Берг у зрителей, все же выводят на первый план гетеросексуальную любовную связь — его страстные отношения с учительницей музыки (Сиенна Миллер), о которой он не забывает даже во время опасной миссии в тылу врага.

Экспрессивная привязанность к ней вступает в определенный диссонанс с замкнутой сдержанностью героя, которую он регулярно демонстрировал до этого. В подобных парадоксальных сочетаниях, раз за разом обманывающих ожидания, проявляет себя его самобытность.

Пол Радд с феноменальным обаянием воплощает образ, сотканный из тайн и недомолвок.

"Раскусил" ли актер сущность Мориса Берга, неизвестно. Но зрителям он показывает его принципиально многопланово, позволяя самостоятельно делать выводы о герое, его предпочтениях, взглядах и принципах.

Шпионы тоже играют в бейсбол: о ретро-триллере "Шпионская игра" 

Крепкие актерские работы вообще являются главным козырем картины. "Шпионская игра" на каждом этапе развития истории достает из рукава "туза" — талантливого исполнителя для вспомогательной партии. Когда Морис Берг прибывает вместе с бейсбольной командой с визитом в Японию, ему "аккомпанирует" персонаж Хироюки Санады. Шпионские будни героя сопровождают коллеги в исполнении Джеффа Дэниэлса, Гая Пирса и Пола Джаматти. А во время самой миссии, путь которой проходит по Италии и Швейцарии, он сталкивается с физиками, которых воплощают 70-летние "классики" Джанкарло Джаннини и Том Уилкинсон.

Впрочем, столь внушительный парад актерских талантов существенно добавляет картине мастерства, но не нерва. И режиссер Бен Луин, осознавая это обстоятельство, регулярно пытается оттенить психологически точное повествование физическими действиями, из прямой линии превратив его в лихорадочный график кардиограммы. Делает он это в сценах бейсбольных матчей, фронтовых военных столкновений, секса, рукопашных потасовок, а однажды — просто заставляя героя, который, как и зрители, стонет под гнетом бездеятельности, безумно бегать по коридорам штаб-квартиры американской разведки.

Эти равномерно распределенные всплески физической активности не компенсируют отсутствие полновесной кульминации неспешной 98-минутной "Шпионской игры", но позволяют, не особо скучая, смаковать ее интеллектуальные исполнительские достоинства.

Источник

Читайте также