Мутации социального ада: о "Донбассе" Сергея Лозницы

20.10.2018 21:28

Мутации социального ада: о "Донбассе" Сергея Лозницы

Главное украинское фестивальное кино

"Донбасс" Сергея Лозницы — главный украинский фестивальный фильм этого года. Премьера картины состоялась в мае 2018-го на открытии программы Каннского МКФ "Особый взгляд", куда драма попала с пылу с жару, ведь ее съемки закончились только во второй половине марта.

Говорят, что если бы фильм был готов на несколько месяцев раньше, Канны взяли бы его в главный международный конкурс, где годом ранее состоялась премьера "Кроткой" Сергея Лозницы, в которой режиссер изучал нелюдимую повседневную реальность русской глубинки. В "Донбассе" он демонстрирует, как этот социальный ад распространяется и мутирует уже в Украине, принимая формы гибридной войны.

В "Особом взгляде" Сергея Лозницу отметили призом за режиссуру. А после Канн рецензии на "Донбасс" появились в ведущих международных изданиях, посвященных кино, картина была показана на многих фестивалях, в том числе — главном североамериканском МКФ в Торонто, а Украинский Оскаровский комитет выдвинул ее от Украины на "Оскар" в номинации "Лучший фильм на иностранном языке".

Смотреть видоизмененную реальность

Подобное внимание к фильму обусловлено совпадением сразу нескольких факторов, как художественных, так и общественно-политических. Говоря о Донбассе, Сергей Лозница поднимает тему, болезненно важную для Украины и достаточно малоизвестную за рубежом. Особенно, в своих подробностях и деталях, находящихся на грани (а порой и за гранью) какого-либо смысла. Неудивительно, что западные кинокритики, временами, именуют ленту жуткой сюрреалистической фантазией, не признавая ее достоверным слепком реальности.

При этом, одной из ведущих тем, которые поднимает "Донбасс", как раз и является феномен изменения реальности под воздействием сил, которые не просто предлагают оригинальную интерпретацию происходящих событий, но "художественно" формируют эти события практически с "нуля", таким образом, чтобы в дальнейшем — согласно социологической "теореме", сформулированной Уильямом Томасом, — ситуации, которые люди, пусть даже ошибочно, определили, как реальные, стали реальными по своим последствиям.

В случае с происходящим на Донбассе и в "Донбассе" — последствиям кровавым.

Мозаика наблюдений

Формированию "ошибочной" реальности посвящены первая и последняя сцены драмы, связанные с деятельностью русских постановочных групп, создающих фальшивые новостные сюжеты про зверства украинской армии. Они становятся своеобразной рамкой, в которую оправлены остальные эпизоды, демонстрирующие разные аспекты дезинтеграции социальных структур и краха моральных ориентиров, которые за подобными сюжетами следуют.

Эти эпизоды объединены территорией, темой и смыслом, но лишены героя, как такового, что делает наблюдение за ними — и так бескомпромиссно болезненными — дополнительно неуютным.

Сергей Лозница создает на экране многофигурные принципиально негероические человеческие композиции, в которых второй план — как и в его математически точных документальных картинах — играет нередко более важную роль.

На экране демонстрируют "силовиков", занимающиеся вымогательством, "чиновников", убеждающих сотрудников разворованной больницы, что в ней есть все необходимое, показывая только что завезенные туда "потемкинские" богатства, "местных" ополченцев, не знающие названия населенного пункта , в котором находятся, измывательства местных — теперь уже местных — жителей, накрученных пропагандой, над украинским военнопленным. И в то же время — бомбоубежища, в которых эти местные жители обитают.

Между документом и сатирой

Сорок лет назад французский режиссер Жан Эсташ снял короткометражную ленту "Грязная история", в которой скабрезный анекдот был представлен документальным интервью с его непосредственным участником и одновременно художественно воссоздан актером, который повторял тот же текст. Сергей Лозница, в определенном смысле, использует в "Донбассе" схожий прием — дотошного пересказа реальных событий, только без их дополнительного аргументирования аудиовизуальными документами, которые, при желании, для большинства сцен можно найти в YouTube.

Вместе с тем, фильм выходит за пределы просто реконструкции реальности, приобретая сатирический оттенок, благодаря которому действительность оказывается максимально художественно заострена.

Это проявляется в том, как Сергей Лозница наделяет героев "говорящими" именами, в сцене приезда в "Новороссию" группы "церковников" с иконами и мощами и — особенно — сцене бракосочетания, где светский — советский — ритуал доведен до зрелищного абсурда.

Но также этот острый взгляд, парадоксальным образом, находит воплощение в схематизации и бесконечном показательном повторении пройденного, которыми исполнен фильм. К примеру, воспроизведении одних и тех же реплик. Механически заученные и размноженные, они становятся громким убедительным шумом, лишенным смысла. В частности, когда одни персонажи просят других "смотреть", недвусмысленно намекая на то, что именно они должны при этом видеть.

Мир, который художественно воссоздан в "Донбассе", таким образом, в интерпретации Сергея Лозницы, и сам является результатом постановки, участники которой, кто по доброй воле, от всей души и с удовольствием, а кто — просто послушно, соглашаются играть предписанные, лишающие их индивидуальности, роли. Лишь немногие сохраняют духовное мужество этим нечеловеческим предписаниям противостоять.

Хотя жуткий итог для большинства добровольных и опосредованных участников этой "постановки" будет одинаков — о чем неоднократно на экране напоминают обстрелы, "отрезвляющие" сознание зрителей.

Везде Украина

Показывая в "Донбассе" оккупированный Донбасс, Сергей Лозница уделяет внимание также и Украине за его пределами — пусть и в минимальной степени, но акцентируя на том, что и здесь социальные структуры поддаются патологической деформации. Это происходит в сцене заседания городского совета, на котором его главу обливают нечистотами.

Подобную форму политической борьбы, к слову, в Киеве использовали 17 октября, окатив фекалиями под Кабинетом Министров Украины народного депутата Сергея Каплина. Дистрибьютора и сопродюсера картины компанию "Артхаус Трафик" не заподозришь в том, что это был организованный рекламный трюк накануне старта "Донбасса" в кинопрокате. Скорее, ситуацию следует расценить, как еще одно свидетельство проницательности Сергея Лозници, отобравшего типические жизненные наблюдения для своего фильма.

Картина, снятая в Украине с украинскими же актерами (без них воссоздать человеческий ландшафт Донбасса было бы просто невозможно) является результатом его исключительной творческой воли. При этом — создана в сложной копродукции Германии, Украины, Франции, Голландии и Румынии интернациональной творческой группой.

В кинотеатрах "Донбасс" будет идти в международной версии, отражающей современное языковое многоголосие региона, осмыслению которого фильм и посвящен.

Источник

Читайте также